Молитва о мире на Украине

Сегодня на Литургии во Владимирском соборе вновь, как и на всех богослужениях последнего времени, звучала Молитва о мире на Украине. По благословению Святейшего Патриарха Кирилла она читается во всех храмах Русской Православной Церкви.

Фото: Александр ШЕИН

Равнодушных к событиям, происходящим на братской Украине, нет. И когда звучит молитва о земле, «раздираемой распрями и нестроениями», все мы, отзываясь на слова, произносимые священником в алтаре, с болью в сердце думаем о родных и близких, живущих на Украине и ставших заложниками Майдана (они есть почти у каждого из нас: не родные — так друзья или знакомые), о детях Донбасса, о непомерных страданиях людей, о том, что вновь рушатся дома в Донецке и гибнут люди…

А помните? Как давно это было, в прошлой какой-то жизни – наши чудесные паломнические поездки по православной Украине – мирной Украине: благословенные Мильцы, наши молитвы у могилы старца Алексея, добрая улыбка отца Леонтия, искренняя любовь братии; великие святыни Почаева и Киево-Печерской Лавры…

«Всевышний Боже, Владыко и Содетелю всея твари, наполняяй вся величеством Твоим и содержаяй силою Твоею.

К Тебе Великодаровитому Господу нашему припадаем, сердцем сокрушенным и усердною молитвою о стране Украинстей, распрями и нестроениями раздираемей.

Премилосердый и Всесильный, не до конца гневайся, Господи! Буди милостив нам, молит Тя Твоя Церковь, представляющи Тебе начальника и совершителя спасения нашего Иисуса Христа. Укрепи силою Твоею верныя люди в стране Украинстей, заблуждающим же просвети разумныя очи светом Твоим божественным, да уразумеют Твою истину, умягчи их ожесточение, утоли вражды и нестроения на страну и мирныя люди ея воздвизаемая, да все познают Тебе, Господа и Спасителя нашего. Не отврати лица Твоего от нас, Господи, воздаждь нам радость спасения Твоего. Помяни милости, яже показал еси отцем нашим, преложи гнев Твой на милосердие и даждь помощь Твою народу украинскому, в скорби сущему.

Молит Тя Церковь Русская, представляющи Тебе ходатайство всех святых в ней просиявших, изряднее же Пресвятыя Богородицы и Приснодевы Марии, от лет древних покрывающия и заступающия страны наша. Возгрей сердца наша теплотою благодати Твоея, утверди волю нашу в воли Твоей, да якоже древле, тако и ныне прославится всесвятое имя Твое, Отца и Сына и Святаго Духа, во веки веков.

Аминь».

О мире, прощении и примирении просит православный народ России Господа.
Да исполнится молитва наша!

До глубины души

Среди огромного потока информации об Украине, о многострадальных ДНР и ЛНР, о начавшемся вновь обострении ситуации на Донбассе и о новых смертях и страданиях людей, среди этих бесконечных и бессмысленных разговоров на российском ТВ, в обстановке, когда вдруг с ужасом понимаешь, что уже не то чтобы привык к тому, к чему привыкнуть невозможно, не имеешь никакого права привыкать, но как-то вот живешь с этими новостями из донецкого ада (не закрывающиеся окна Овертона), вдруг читаешь нечто, буквально взрывающее тебя. Это нечто — письмо.

Письмо Донецку. Пишет Горловка. Если бы города писали друг другу письма.

Фото: Денис ГРИГОРЮК

Егор Воронов:

«Если бы города писали друг другу письма. Не знаю, как их правильно назвать. Письма чести. Родственные письма. Письма, в которые можно было бы вложить часть сердца. Я хотел бы, чтобы наш город сейчас отправил такое Донецку. Старшему брату, которому мы всегда завидовали за его благоустроенность, возможности, силу и статусность. Нашему шахтерскому Вавилону, куда еще лет пять назад ездил работать, учиться и отдыхать чуть ли не каждый пятый горловчанин. Этому городу, который никогда не будет моим, но без которого нельзя представить Донбасс — тот самый, не позволяющий никому себя поставить на колени.

Что было бы в этом письме? Раздирающее нутро чувство отчаяния. Единого для двух наших городов. Боль, для которой трудно найти нужные и правильные слова в это тяжелое время. Здесь было бы рукопожатие двух шахтеров, которые оказались под завалом и не знающие — спасут ли их, доберутся, вымолят ли они у безмолвного неба еще одну возможность увидеть рассвет. Здесь были бы слезы матерей, которые отпускают своих детей на фронт, потому что не могут сказать им нет. Здесь был бы скрип сжатых зубов лежащих с осколочными ранениями в карете «скорой» мирных жителей.

Это было бы письмо сестры брату, заслоняющих грудью своих родных, близких и друзей. Написанное в подвале под дрожащий и тусклый свет свечи. Вычерченное случайно оказавшимся в кармане зимней куртки огрызком карандаша — черным неровным почерком, где вместо точек были бы застывшие слезы детей. С просьбой простить все обиды и зависть. С просьбой остаться живым. Пускай он будет таким же заносчивым, таким же гордым и смотрит на нас свысока. Но пусть живёт. Ведь роднее него у нас почти никого не осталось.

И это будет письмо-треугольник, которых искренне уже не пишут многие десятки лет. Это будет письмо, перевезенное в чьем-то нагрудном кармане сквозь пробки на блокпостах и пронесенное по заснеженной степи. От всех тех, кто носит 122-мм осколки внутри вечной зимы 2015 года. От таких же желающих жить и пить чай на терриконе.

И это будет письмо страха. Да, письмо человека, который боится той участи, какая сейчас постигла его Старшего Брата. Боится и знает, что в любой момент могут прийти и к нему. И он уже стал в боевую стойку, прислонился к стене и сжал кулаки. Он плачет о том, кого избивают рядом с ним. Он не способен сдвинуться с места, но эти слезы придают ему сил, они придают ему решимость стоять до конца. Вот его плечи. Его глаза. Его сердце. И они такие же, как у его окровавленного Старшего Брата.

Если бы города писали друг другу письма. Не только официальные запросы и поздравительные открытки. Но и честные, страшные, полные решимости быть вместе в минуты беды «треугольники». Я хотел бы, чтобы мой город сейчас отправил такой Донецку. Чтобы он жил и знал — мы рядом с ним». (https://vk.com/eg_voronov)

Тронуло до глубины души…

Анна МАКАРОВА