Дедова радость: в День Радоницы

Во вторник Фоминой седмицы – на девятый день по Пасхе – православные России, Белоруссии, Украины празднуют Радоницу – день поминовения усопших. У других православных такой день памяти, именуемый, где Родительский день, где Радушное воскресенье, где Проводы проходит в воскресенье или понедельник по Пасхе. В России же – во вторник.

Но если в Белоруссии этот день – День поминовения усопших – государственный праздник и нерабочий день (вот бы и нам так же!), то в России поминать почивших родственников выпадает на будний рабочий день. Именно по этой причине – исполнение служебных обязанностей – в Радоницу 2017 года, во вторник, 25 апреля, утром я была в городе Выборге. К месту деловой встречи в центре города я прибыла, как и намечалось, к 10 часам утра. Рядом, буквально в трёх минутах ходьбы через Соборную площадь, находится Спасо-Преображенский собор, а напротив места моего служения – лютеранская кирха Петра и Павла. Всю дорогу я сетовала про себя, что такой день – Радоницу – проведу за деловыми переговорами, а не церкви за молитвой. Тогда же решила, что хоть и после службы, но загляну в храм, поставлю свечу к кануну в память о родных и близких.

По непонятной причине оказалось, что время встречи передвинулось и, о радость! – я смогу побыть на службе в Радоницу в храме.

Выборгский Спасо-Преображенский собор – высокий, красивый – порадовал необычным для рабочего дня числом прихожан. Середину занимали сдвинутые большие столы, уставленные поминальной снедью, канун полностью заставлен свечами, к свечным ящикам – очереди людей с записками. Среди молящихся много мужчин, поэтому царит сдержанность, сосредоточенность и тишина. Написала записки. Вслушалась в слова Евангелия: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную». Сильнее запахло ладаном и свечным воском. На ектенье, перечисляя имена своих усопших родственников, вдруг запнулась об имя своего деда Петра Трофимовича. Вспомнился его хитро прищуренный глаз. Означало это, что сейчас озадачит каким-нибудь вопросом.

И точно, как наяву, всплыл в памяти его голос: «А скажи-ка ты мне, стрекоза (так он почему-то называл меня), в какой день на Руси с утра плачут, потом скачут, а к вечеру пашут?». Не дождавшись ответа, сам же и отвечал: «В Радоницу!. Запомни, стрекоза! С утра – в церковь и на могилки, помянуть, поплакать. Потом, потому как Пасхалия ещё идёт – молодежь веселиться пойдёт, ну а к вечеру надо готовиться пахоту начинать, закончились праздники. Самые нетерпеливые даже первую борозду успеют вспахать, пока священник из деревни не уехал. Чтобы, значит, труд весенний – первую борозду – батюшка освятил. Вот такой это день. В нём и слёзы, и песни, и работа».

На мой же вопрос: «Почему день называется «Радоница»? Чему же радоваться, если по умершим надо плакать», – дед, ни минуты не раздумывая, отвечал: «Это как же не Радоница, стрекоза? В этот день все наши предки, все наши деды на небеси «радоваются», что о них вспомнили, помянули добрым словом и добрым делом. Вот я уже памяти их ради хромой Матрёне ступеньку починил на крыльце, а ты иди ей воды принеси. Пусть деды порадуются. У Бога на небеси все живы, все «радоваются» в этот день. Вот мы вместе с ними и радуемся. Потому и Радоница».

Это воспоминание из далёкого детства в какое-то неуловимое мгновение пронеслось перед моим внутренним взором, и на душе стало так радостно, как бывает только в детстве и в минуты полного счастья.

Перед Евхаристическим каноном пришлось покинуть храм – у нас, к сожалению, не Белоруссия, и служебные дела, как послушания, следует выполнять и в Радоницу.

Мимо закрытых дверей лютеранской кирхи возвращаюсь к месту встречи. А навстречу в Спасо-Преображенский собор спешат прихожане. Чтобы радоваться…

Ольга ЕВСЮКОВА
Фото: www.orthodox.vyborg.ru