Дорогой наш батюшка

В марте 2015 года настоятель кронштадтского Собора Владимирской иконы Божией Матери митрофорный протоиерей Святослав Мельник принимает поздравления сразу с тремя знаменательными датами. 3 марта исполнилось 25 лет его священства. 9 марта исполнится 135 лет со дня освящения Собора, который отец Святослав с Божией помощью и поддержкой кронштадтцев поднял из руин, где служит уже 16 лет и настоятелем которого является. А ещё в марте у нашего батюшки юбилей. 10 марта будем поздравлять отца Святослава с 50-летием. Пусть эта публикация будет тоже подарком дорогому батюшке.

Духовный лидер, защитник и наставник
Дорогой наш батюшка – так в Кронштадте принято называть только одного священнослужителя: святого праведного Иоанна Сергиева. Не дай Бог сравнивать отца Иоанна Кронштадтского, священника, всенародно любимого, давно ушедшего и канонизированного, с человеком, служащим Господу на той же земле спустя век. Однако никто не запретит мне это обращение… И надеюсь, никто не будет оспаривать тот факт, что Кронштадту отец Святослав послан свыше как величайшее благо! Говоря проще: нам с батюшкой крупно повезло!

Отец Святослав и матушка Наталья, регент церковного хора Владимирского собора

Появление и служение в Кронштадте отца Святослава Мельника, отзывы о нём из уст прихожан и священников; судьбы людей, пришедших его молитвами
к Богу; восстановление и открытие храмов, случившиеся в городе с приходом батюшки, – всё подкрепляет мою смелую мысль о том, что Кронштадт православный 16 лет назад обрёл нечто большее, чем просто молодого, энергичного, ратующего за распространение веры Христовой священника. Православное сообщество города обрело своего духовного лидера, защитника и наставника. А он, в свою очередь, нашёл здесь своё предназначение, своё место, свой Храм. Любовь оказалась взаимной.

И все мы имеем счастье от неё питаться.

Он способен позвать за собой без слов. Он может укрепить сомневающегося без назидания и устыдить оступившегося без высокомерия. Скольких людей привёл к Богу отец Святослав, известно только Создателю! Каждый из них был испуганным новичком в Храме, ощущающим своё ничтожество и невежество – отец Святослав мягко и бережно учил снова любить себя, искать подобие Божие в себе новом, раскаявшемся, чистом… Лучистый взгляд, добрая улыбка, звонкий и сразу узнаваемый голос, мощно летящий на литургии под купол Храма. Ласковое слово у него есть для каждого. Именно его наполненное любовью «Мир всем!» греет душу и возвращает надежду на… этот самый мир, который мы стремимся создать внутри и вокруг себя.

Возможно, это интервью не добавит новых штрихов в портрет отца Святослава, имеющийся в сердце у давно воцерковлённых кронштадтцев. Но пусть оно представит молодым прихожанам настоятеля кронштадтских храмов. Итак, митрофорный протоирей Святослав Мельник рассказывает свою историю жизни и пути к Богу, к священству, к нам с вами.

Вера была дана с молоком матери
– Батюшка, в какой семье Вы родились? Расскажите о своих родителях.
– Родился на Украине, в селе Великие Цепцевичи, в семье глубоко верующих людей. Папа Виктор Ефимович был помощником церковного старосты. Мама Софья Павловна – очень набожная женщина. Не помню такого дня, когда мама не молилась. Она не пропустила ни одной воскресной службы.

В этой семье росло шестеро детей. Один сын погиб в детстве. Четверо стали священниками. Единственная дочь Лидия преподаёт ветеринарию.

– Что было в вас всех такое заложено родителями, что Вы и трое Ваших старших братьев выбрали путь служения Богу?
– Веру в Бога мы все впитали с молоком матери. Ходили всей семьёй в храм. Храм Покрова Божией Матери в Великих Цепцевичах – моя первая церковь. В родном селе наша семья была камнем преткновения для власти. К нам всегда было особое отношение, и даже мы, дети, это чувствовали. В детстве меня дразнили: «Вон святой идёт! Святой!» Советские времена!.. Как все я умудрился побыть и октябрёнком, и пионером, и комсомольцем. Меня не спрашивали – выдали билет и всё… Папа никогда не скрывал, что хотел бы, чтобы хоть один из нас посвятил себя служению Господу – в итоге все четверо стали священниками: отец Виктор, отец Анатолий, отец Павел…
– И отец Святослав. В какой момент жизни Вы поняли, что хотите стать священником?
– Желание посвятить свою жизнь Богу возникло ещё в детстве. А вот путь оказался долгим… Папа всегда был за то, чтобы у каждого из нас было светское образование. Поэтому, окончив 8 классов, я поступил в Ветеринарный государственный техникум в городе Млынов. Уехал из дома, хлебнул жизни. Домой приезжал только на праздники и летом.
– Будучи далеко от дома, Вы продолжали посещать храм?
– Нет, пока учился, в храм не ходил. Его в Млынове просто не было. Стоял заколоченным. Только в 1986-м там начались службы. Но я в этом году уже отправился в Ленинград поступать в семинарию, окончив к тому времени техникум и отслужив два года в армии.

Тайный смысл телеграммы
– В те советские времена сколько смелости надо было иметь, чтобы решиться пойти против общественного привычного уклада жизни и выбрать судьбу священника?! Вы сталкивались с противодействием властей?
– Да, были попытки мне помешать. Я уехал подавать документы в семинарию, а домой к отцу пришли милиционеры – меня искали, мол, что-то натворил… Обычно в те годы практика была такова: человека задерживали на тот период, пока идёт приём документов, чтобы он не смог пройти испыты, экзамены, и ещё год ждал следующего набора. Авось, за год одумается. Но я вовремя уехал – Господь потихоньку всё управил…
На собеседовании очень волновался. Когда перед тобой сидят 8-9 священников и спрашивают: откуда пришёл, для чего пришёл… – чувствуешь себя полным нулём, минусом даже. Ведь как считается: в семинарию не поступают, туда берут или не берут. Я два раза списки зачисленных проверял и не нашёл себя. И только на третий раз обнаружил, когда уже брат мой, отец Павел, в то время учившийся на две ступени выше, сообщил мне эту радостную весть. Так в 1986 году я поступил в семинарию.
А возвращаясь к вопросу о слежке со стороны органов, скажу: в нашей семье была одна выдумка. Как только очередной брат присылает домой телеграмму: «Доехал. У меня всё хорошо», – это означало: «Я поступил в семинарию». Родители были в курсе. Я тоже такую домой отправил.

Прошёл школу Николо-Богоявленского собора
В 1989 году Святослав Мельник обвенчался со студенткой регентского класса Натальей и был рукоположен в диаконы, в 1990-м – в священники. И стал служить в Николо-Богоявленском Морском соборе – уникальном месте на православной карте Санкт-Петербурга. Храм, который никогда не закрывался, службы в котором не прекращались даже в блокаду, наполнен Божией благодатью, и в сообществе священнослужителей считается отличной кузницей кадров. Настоятелем храма с 1987 года и по сей день служит протоирей Богдан Сойко. Отец Святослав был при нём восемь лет – до своего назначения в Кронштадт – и вспоминает это время как серьёзнейшую школу.

– Николо-Богоявленский собор дал мне всё, что я умею и знаю. Там все теоритические знания я стал осваивать на практике. Я иногда смотрю на молодых священников, которых только что рукоположили и сразу отправили на приход – они в своём соку варятся и многого не знают, а спросить не у кого. Меня Бог миловал и послал мне отца Богдана Сойко. Настоятель Николо-Богоявленского храма был нам всем как настоящий отец. Благодаря ему мы чувствовали себя защищёнными. Мы были как семья. Многие дружат до сих пор.
– Расскажите, какими были Ваши первые прихожане? Известно, что в 1990-е Россия пережила бум Православия, люди потянулись в Церковь. Чем-то они отличались от нынешних?
– В 1990-е людей в церкви было очень много. За свою первую исповедь я принял около 600 человек, потом ко мне на помощь подоспели ещё два священника, но начинал-то я один. В те времена вера для людей была чем-то сокровенным. Они относились к вере очень благоговейно. Сейчас люди приходят в храм чаще всего с неким предубеждением: переубедите меня, докажите мне… Но истина в том, что, когда они начинают молиться, то становятся такими же, как наши вечные русские бабушки в белых платочках, которые, как предсказывал преподобный Серафим Саровский, спасут Россию.

Прихожане, по словам отца Святослава, это те, кто что-то уже пережил. Остальных наш батюшка любя и в шутку называет «захожанами», «прохожанами», «мимохожанами». При этом никого из церкви не выгонит. Рад каждому…

За 16 лет в Кронштадте…
– Как получилось, что Вы оказались в Кронштадте? В каком состоянии встретил Вас Владимирский собор?
– В 1998 году я был ключарём кафедрального Николо-Богоявленского Морского собора. И приходит мне послание из Епархии – явитесь и возьмите указ – ехать в Кронштадт. До этого в Кронштадте ни разу не был. То, что увидел здесь, был страх и ужас! Владимирский собор стоял не то, что без крестов – без главок, без окон, без дверей. Руины. Правда, восстановление уже началось благодаря бывшему до меня священнику – отцу Владиславу. Службы же шли в домовом храме. Помню, первую литургию отслужил 4 декабря – на праздник Введения во Храм Пресвятой Богородицы.

Сегодня кронштадтский Собор Владимирской иконы Божией Матери сияет красотой. И не один он. Однако сам отец Святослав с большей любовью говорит о том, что за 16 лет служения
в Кронштадте, ему удалось собрать свою паству.

– Попав сюда, я впервые встретился с приходом, которого в Николо-Богоявленском соборе как такового не было. Храм в большом городе посещает очень много людей, большая часть которых постоянно меняется. Маленький же город накладывает свой отпечаток – люди здесь живут как одна семья. Это я почувствовал сразу. Мне удалось собрать паству, которая теперь ходит за мной из Владимирского собора в Морской и обратно. Я, конечно, против, чтобы люди привязывались к священнику, ведь он – лишь посредник между прихожанином и Богом. Но я понимаю, что для некоторых так легче…

Свой приход – свой подход
Отец Святослав – не формалист и не догматик. Кто был у него на исповеди – знает об этом своеобразном подходе. Батюшка не станет спрашивать с вас полный список грехов. Из уважения к новичкам глянет в исписанный листок, а может и вовсе его порвать. «Ты скажи, что тебя в первую очередь сейчас беспокоит? Назови самый страшный свой грех?» – вот вопрос священника, который многих ставит в тупик. И заставляет задуматься, не подходить к вере поверхностно, формально исполняя заведённый порядок. Батюшка не требует, не заставляет. Как тонкий психолог, он с Божией помощью просто отыскивает подход к душе каждого. Своей любовью направляя и вдохновляя вести внутреннюю работу над собой вдумчиво, качественно. И не спешить, положась на волю Господа.

– Самая большая исповедь происходит не в храме, а дома, когда ты готовишься к исповеди. Почему я бабушек наших благословляю сразу же? Да потому что знаю: они уже исповедались, не мне, а всё уже Господу рассказали.

Его проповеди – всегда разговор о том, что больше всего беспокоит. Легко перекидывая мостик между Священным писанием и современными реалиями, батюшка обращает наше внимание на самое главное из происходящего вокруг. И при этом проповедь, читаемая перед большим количеством прихожан, незаметно переходит в диалог с каждым, кто внимательно слушает проповедующего. Отец Святослав старается быть максимально доступным. Он не стесняется шутить на амвоне, не боится вставить сленговое словечко. Но в то же время, говоря простым языком, он попадает прямо в душу…

– Мне нравится вести диалог во время проповеди. И делаю я это не для себя и не для того, к кому обращаюсь, а для того, кто стоит рядом. И чувствую, что люди ждут этого… Я всегда говорю: будьте разумно верующими. Но быть верующим – это не только верить в Господа. Это ещё и доверять Богу! Доверяйте!
– Отец Святослав, как будет отмечаться 135-летие со дня освящения Собора Владимирской иконы Божией Матери?
– Юбилей собора отметим в воскресенье, 8 марта! На день раньше. Если бы не пост, возможно, устроили бы большой праздник с концертом духовной музыки и кормлением паломников обедом. А так главный подарок Храму на его торжество – Божественная литургия!

Беседовала Серафима БЕЛЕВИЧ
Фото Анны МАКАРОВОЙ и Александра ШЕИНА