Рождество как ожидание чуда

Вспомните, какое волнение поселяется в доме, где есть молодая женщина, готовящаяся стать матерью. Как все наполнено ожиданием. Ожиданием чуда. Хотя, казалось бы, рождение ребенка — дело обыкновенное. А нет, каждое дитя — подарок Божий. Рождения каждого ждут с тревогой и волнением. С тревогой и волнением ждут рождения обычного земного ребенка, что же говорить о чувствах, переполняющих человеческую душу, ожидающую рождения Предвечного Младенца, идущего в мир, чтобы стать его, мира, искупительной жертвой за все грехи, что уже совершены, что совершаются, что будут совершены.

Рождество как ожидание чуда

Господи, нет предела милосердию Твоему! Вновь и вновь, вот уже более 2000 лет, совершаешь Ты чудо Рождения Бога от земной матери, ставшей от этого Чуда Матерью всего Мира, Матерью Спасения.
Волнение легче переносится вместе с сочувствующими, радость от чуда рождения становится неизмеримо больше, если ее разделить с единоверцем. И в рождественскую ночь собираются христиане в храмах, чтобы вместе ждать чуда Боговоплощения, разделить и тем самым преумножить радость от рождения Господа. В храмах красиво, чисто прибрано, до блеска вычищены подсвечники, застелены белые пелены — не так ли и мы встречаем дома новорожденного. Пахнет ладаном и хвоей — единственного зеленого дерева, готового приветствовать Младенца. Потом на смену ели придет верба и вайя — как символы Его Торжества как Царя и Владыки, а сейчас Его приветствует только ель, как символ живой природы среди мертвящего холода зимы. Так и наш мир был уже почти мертв, затянутый в мертвящую пучину греха, но ростком Жизни является в Мир Младенец, и Жизнь продолжается.

Рождество как ожидание чуда

В Храме к полуночи полно народа, но нет ни суеты, ни шума, только сдержанное дыхание большого количества людей, собравшихся чествовать Новорожденного, людей, которые боятся потревожить Его чуткий сон, разрушить великое очарование Рождества. Вот уже и Евхаристический канон…
А в глазах людей — тревога, стало ли их сердце тем вертепом, где Господь возляжет в ясли души, приуготовлено ли там к Его приходу так же благолепно, как в Храме, все ли вычищено постом, все ли убрано исповедью. И вот — причастие. У многих, подходящих к Чаше, в глазах — отчаяние: «Как, дерзкий, посягаю иметь Тебя в себе», а у отходящих от Чаши на лице — роднящее всех умиротворение от встречи с Христом.
В храме горят на подсвечниках свечи, в темных окнах домов не спящего города также горят свечи. Это те, кто не смог прийти в Храм, дают знак Пресвятой Деве, что их дома и сердца открыты, и они готовы принять в дом Мать и Младенца, готовы служить Им…
С каждым годом все больше свечей в окнах, все больше людей в Храмах, все больше людей, в сердце которых поселилась Любовь…
С Рождеством!