Соловки как состояние души

Преподобные и новомученики рядом

«Соловки – это не точка на географической карте. Соловки – это состояние души». Экскурсовод, матушка Ирина, сказала эти слова в конце первой  в программе нашего паломничества обзорной поездки по Большому Соловецкому острову. Потрясённые увиденным и услышанным, мы в полной мере осознали её слова позднее – к концу пребывания на островах: Соловки действительно преображают души.

Соловки. Фото на память

Казалось бы, эти  северные острова, вобравшие  в себя столько тяжких воспоминаний о мучениях, крови и смерти, должны рождать соответствующие чувства – тяжести в душе, подавленности, неизбывной боли за страну, в которой стали возможны такие чудовищные преступления. Ведь именно эти чувства испытываешь, когда читаешь о Соловецком лагере особого назначения – в  книгах, воспоминаниях узников, когда узнаёшь подробности этой трагической страницы в истории России. Но на душе светло.

Да, слёзы на глазах, когда слушаешь скорбный рассказ экскурсовода о мучениях заключённых на Секирной горе, где в Вознесенской церкви был устроен самый страшный штрафной изолятор лагеря и откуда живым практически никто не выходил.

Да, оглушает эта печальная тишина у крестов братских могил, когда понимаешь: здесь птицы действительно не поют. Да, невыносимо больно – ком в горле, спускаться с горы вниз по восстановленной лестнице, зная, что  365 её ступеней были орудиями смертельной пытки для заключённых.

По словам Ирины, пока у Вознесенской церкви в Свято-Вознесенском скиту в начале 90-х не прошли первые панихиды по убиенным, находиться здесь, как свидетельствовали очевидцы, было невыносимо тяжело: неотпетые души взывали о молитве, жаждали упокоения.

Град Небесный на Соловках. Фото Татьяны Белко

За 1923 – 1939 годы через соловецкие застенки прошли более 80 тысяч заключённых – дворяне, творческая интеллигенция, офицеры и солдаты Белой армии, люди разных национальностей и вероисповеданий. Многие тысячи и тысячи из них ушли отсюда в вечность. Сюда, на Соловки, по выражению Бориса Ширяева,  автора  пронзительных воспоминаний о Соловецком лагере особого назначения,«стекались последние капли крови из рассеченных революцией жил России». Жуткий образ. Многие страдали за Христа –  Соловецкий архипелаг стал местом ссылки верующих. Более 80 архиереев – митрополитов, архиепископов, епископов, несколько сотен белых священников и иеромонахов, тысячи мирян – такова скорбная статистика Соловецкой Голгофы. Более 60 узников уже вошли в сонм новомучеников и исповедников Российских.

Дорога скорби. Фото Серафимы Белевич.

Из штрафного изолятора лагеря на Секирной горе не возвращались… Фото Серафимы Белевич

Лестницу смерти восстановили благотворители из Норвегии. Фото Серафимы Белевич

Но проходит некоторое время после посещения нами Секирной горы, после тягостного погружения в страшную историю Соловков в XX веке, и удивительно, но факт: на душе вновь светло. И чем более мы здесь находимся, тем светлее, радостнее и благодатнее. Благодать растворена в атмосфере этих святых островов. И она покрывает всё. Наши тяжёлые впечатления, мысли, наши слёзы, нашу боль.

«Чтобы воскреснуть духом, надо умереть плотью…», – написал Борис Ширяев в исповедальной книге «Неугасимая лампада». Он  посвятил свои воспоминания художнику Нестерову, сказавшему ему после того, как прозвучал приговор: «Не бойтесь Соловков. Там Христос близко…» После Голгофы наступает Пасха. Я искала там, на Соловках, ответ на вопрос: почему же так светло на душе в таком скорбном месте, а нашла его уже после возвращения, читая в одной из приобретённых в монастыре книг высказывание наместника Соловецкой обители архимандрита Порфирия. Оно оказалось созвучно моим соловецким мыслям и переживаниям:

«… Многим на Соловках не по себе. Людям мирского мировоззрения здесь очень тяжело находиться. Они упираются сознанием только в мрачные лагерные застенки соловецкой истории XX века и в какой-то подавленности стремятся отсюда поскорее уехать. Но существует другое, более полное и глубокое восприятие жизни как единого потока истории, где была недавняя трагическая история, но есть и главы древней святости. Те, кто вышли на этот исторический простор, вдыхают разлитую здесь благодать и на своём опыте сердцем чувствуют, как тут легко и хорошо молиться, потому что и те и другие святые рядом – преподобные и новомученики. Для верующих и открытых к обретению дара веры на Соловках происходит живая встреча с Церковью торжествующей». 

Церковь Вознесения Господня на Секирной горе, из которой в лагерные годы устроили самый страшный штрафной изолятор. Фото Анны Макаровой

По вечерам, обсуждая увиденное и услышанное, пережитое за день, мы вспоминали Кронштадт и говорили о том, что надо бы сюда приехать всем тем, кто защищает названия кронштадтских улиц, носящих имена палачей. Быть может, тогда у них бы поубавилось желания с такой убеждённостью отстаивать их.

Главы древней святости

Студёное море, озёра, скудная северная растительность, камни и ветер – ничего более не было на Соловецких островах, расположенных всего в 165 километрах южнее  Северного Полярного круга, когда сюда пришли преподобные отцы Савватий и Герман. И было это в 1429 году. Седая старина. У Сосновой губы, что на северной части Большого Соловецкого острова, на берегу озера, они водрузили первый крест и поставили первую келью.

Шесть лет молились преподобные в этой пустыни, освящая своей молитвой будущий русский Афон, будущие острова Спасения, будущий Ирий-Рай, как называли Соловки русские богомольцы, будущий Град Небесный на земле.

В 1435 году преподобный Савватий отошёл ко Господу. Через год, в 1436-м, преподобный Герман вернулся с материка с монахом Зосимой.  Поселились они на новом месте – на берегу бухты Благополучия, у пресноводного озера, названного позднее Святым. Выбирая место, помолились сугубо, и преподобный Зосима увидел после молитвы божественный свет и красивейшую церковь в небе на востоке. Вот на месте этого видения и вырос впоследствии Соловецкий монастырь.

Соловецкий Спасо-Преображенский монастырь. Фото Анны Макаровой

История обители поражает

В ней было всё: начиная с середины XV века – зарождение монашеского поселения с суровым общежительным уставом под руководством преподобного Зосимы; в XVI веке – интенсивное развитие, строительство церквей, крепости, братских корпусов, дорог, каналов, гаваней, гидротехнических сооружений, хозяйственных заведений; в 1676-м году стрелецкие отряды берут морской монастырь-крепость, отказавшийся принять реформы Никона, измором; обитель не однажды приходит в упадок из-за политики российских государей и снова возрождается и укрепляется, когда эта политика меняется.

Образ Спаса Нерукотворного над Святыми воротами – список с иконы, написанной святым преподобным Елеазаром Анзерским. Фото Анны Макаровой

Обзорная экскурсия по монастырю длится  четыре часа, но позволяет лишь слегка прикоснуться к поразительной истории этой обители. Она повествует о великих подвижниках  благочестия; о духовных и воинских подвигах монахов; о посещении монастыря царями; о его богатейшем архитектурном, богословском и художественном наследии; о вдохновенном созидающем труде насельников, преобразующем необитаемые ранее северные острова; о многочисленных паломниках из всех слоёв русского общества, стекавшихся сюда изо всех уголков России, более 20 000 ежегодно (русские люди считали посещение Соловков таким же значимым событием в духовной жизни, как и паломничество на Святую Землю). И о самых трагических страницах – о  первом концлагере для «перевоспитания» неугодных советской власти лиц – Соловецком лагере особого назначения (СЛОН). О Русском кресте. О Русской Голгофе…

Во внутреннем дворике монастыря. Фото Татьяны Белко

В 1939 – 1945 годах здесь базируется Учебный отряд Северного Флота и открывается Соловецкая школа юнг. В 1967-м создаётся Соловецкий историко-архитектурный музей-заповедник и начинается реставрация.

В 1990-м возобновляется деятельность Спасо-Преображенского мужского монастыря. Особым для возрождения святыни стал 1992 год – возвращение святых мощей преподобных Савватия, Зосимы и Германа.

А в 2000-м был учреждён праздник Собора новомучеников и исповедников Соловецких, который отмечается 23 августа.

Соловецкий монастырь будто сказочный град. Фото Серафимы Белевич

Монастырский комплекс, укрывшийся за крепостной стеной, сложенной из громадных валунов (у каждого из нас вопрос: как это было возможно в XVI веке, без техники, руками) похож на сказочный город: Святые ворота с огромной иконой Спаса Нерукотворного (список с образа, написанного святым преподобным Елеазаром Анзерскими занимавшим в его келье всю стену); главный храм Соловецкого монастыря – величественный Спасо-Преображенский собор, Успенский Трапезный комплекс; Никольский храм; 50-метровая колокольня; Свято-Троицкий Зосимо-Савватиевский собор; Храм во имя святителя Филиппа; Надвратная церковь Благовещения Пресвятой Богородицы; связующая галерея-переход, созвучная крепостной стене, также сложенная из валунов – незаменимая часть ансамбля в условиях холодного и сырого климата Соловков.

У мощей святых преподобных соловецких Германа, Савватия и Зосимы

Службы проходят в недавно отреставрированном Свято-Троицком соборе. О Богослужениях нужно сказать особо, потому что они здесь действительно какие-то особенные – длинные,  неторопливые, удивительно спокойные, благоговейные, дарующие умиротворение и благодать. Собственно, мы и отправляемся в далёкие паломнические поездки, в конечном счёте, за этим – чтобы получить благодать Божию. Получить столько, сколько может вместить и понести сердце. Понести и сохранить. Но как это трудно, вернувшись в городскую суету, – сохранить и не расплескать…

На острове Анзер

Долгая губа, потом – Анзерская Салма, плывем на остров Анзер. Фото Серафимы Белевич

Одно из самых ярких впечатлений – поездка на остров Анзер. Добираемся до него на маленьком теплоходике целых два часа. Весь путь нас сопровождают чайки, они здесь огромных размеров. Встретилась нерпа. Напрасно искали глазами обещанных тюленей – с ними не повезло. Пейзаж перед глазами вдохновляет наших фотографов – природа Севера сурова, но прекрасна. По волнам Долгой губы подходим к проливу Анзерская Салма, отделяющему Соловецкий остров от Анзерского, его ширина здесь 5 километров, пересекаем его, и вот он, Анзер – место уединенного жительства и молитвенных подвигов анзерских пустынножителей, подвижников благочестия и веры, место страданий мучеников в XX веке.

Поклонный крест на Анзере. Первая остановка. Фото Серафимы Белевич

Причалов здесь нет, поэтому на берег отправляемся на лодках. Если посмотреть на карту Соловков,  то можно увидеть, что этот, второй по величине, остров архипелага,  вытянут с запада на восток. От нашего экскурсовода – умницы Анастасии, выпускницы филфака СПбГУ, узнаём, что  длина этого «очень вытянутого острова» – именно так переводится слово «Анзер» с вепсского языка на русский – составляет 17 километров. Нам, по словам Насти, предстоит пройти пешком  12. Лично меня это пугает, думаю, что не только меня, и в слова Насти о том, что это нетрудно, и все справляются, даже 90-летние паломницы, поначалу верится с трудом. Но она оказывается права: удивительно, но шагать по Анзеру действительно легко. Тем более, что с погодой нам в этот день невероятно повезло. До этого все дни на Соловках  то дождь, то ветер, то пасмурно, то ясно, а 29 августа день выдался исключительно тёплым и даже солнечным. По словам Насти, за весь сезон – первый такой день.

Она делает остановку у поклонного креста и рассказывает о том, как обживали этот необитаемый остров его первые обитатели, варившие здесь соль и добывавшие тюленей. А затем и первые молитвенники. Попутно мы узнаём и о  флоре и фауне острова, пробуем  ягель и таёжную ягоду водянику – её поморы собирали в бочки, чтоб утолять жажду в далёких морских походах, на ходу срываем и бросаем в рот чернику – здесь это можно в отличие от Ботанического сада на Большом Соловецком острове, главное – не отставать.

Свято-Троицкий скит на Анзере. Фото Серафимы Белевич

И вот позади три километра, и мы подходим к первому – и по времени возникновения, и на нашем пути, скиту – Свято-Троицкому, основанному в начале XVII века святым преподобным Елеазаром Анзерским. Он пришёл сюда с Большого Соловецкого острова, водрузил крест, поставил келью и начал свою уединённую жизнь, наполненную трудом и молитвами. Не так страшны были тяготы жизни на необитаемом северном острове, как нападения бесов, которые не давали ему покоя ни днём, ни ночью. И вот однажды пришла к нему в видении Святая Богородица и сказала: «Мужайся и крепися, Господь с тобою. И напиши в келлии своей на стенах: «Христос с нами уставися».  Святой Елеазар выполнил наказ Богородицы, и бесы отступили. А наш экскурсовод Настя, рассказав нам это предание, советует записать эти слова на память и последовать примеру пустынножителя, освятить этими словами Пресвятой Богородицы свои дома: «Христос с нами уставися…» И заверила: «Помогает!»  А святой Елеазар, наделённый от Бога многими талантами, впоследствии ещё и огромный образ Спаса Нерукотворного на всю стену кельи написал и пребывал перед очами Господа постоянно.

Недолго продолжалось одиночество отшельника – о духовном подвиге подвизающегося на Анзере молитвенника узнали люди, и сюда потянулись желающие разделить с ним пустынножительство.  Устав Анзера был суров. Кельи ставили так,  чтобы одна от другой не видна была человеческому глазу. Встречались пустынножители только на Богослужениях.  Так возник Свято-Троицкий скит. Сегодня скит, долгое время  пребывавший в полном запустении, возрождается. Среди зелени сияют  свежей белой краской братские корпуса, контрастируя с  красным кирпичом  Церкви Святой Троицы, которая еще ждёт своего часа преображения.  Помолились в Храме, оставили записки, попили святой водички и дальше в путь.

С именем Елеазара Анзерского связано чудесная история, имевшая важнейшее значение для Российского  Государства.  У первого после Смуты русского Царя Михаила Романова долго не было наследника. Неужели снова Смута? Не быть тому. И было указано на анзерского отшельника – только он сможет вымолить у Бога сына Царю. Елеазар пешком пришёл в Москву и заверил Государя: сын вскоре родится. Но Царь попросил подвижника задержаться. Пришлось пожить в Чудовом монастыре до благополучных родов наследника – будущего Царя Алексея Михайловича. А затем преподобный вернулся на Анзер. И ещё одно историческое имя связано с этим скитом. Здесь святой преподобный Елеазар постриг в монахи с именем Никон новгородского священника Никиту, будущего Патриарха-реформатора.

С молитвой проходим Богородичный луг. Когда-то паломники прибывали сюда с семенами разных цветов и трав и считали за честь внести свой вклад в это цветущее разнотравье. Сегодня главный цветок Богородичного луга – незабудка.  На острове – множество озёр, дорога идёт вдоль их берегов, но подойти ближе не дают болота. Следующая остановка – Елеазаровская пустынь, место первой кельи основателя Свято-Троицкого скита: поклонный крест у подножия небольшого холма, а на вершине  часовенка в его честь. Далее самый длинный переход  – к Голгофо-Распятскому скиту, основанному святым преподобным Иовом Анзерским, бывшим духовником Петра I. Однажды в тонком сне к нему пришла Пресвятая Богородица, окутанная  необыкновенным  светом, в сопровождении Елеазара Анзерского и велела на самой крутой горе  Анзера построить Церковь Распятия Сына Её и Господа  и основать там скит для вселения иноков, гору назвать Второй Голгофой, а скит – Распятским. Иов в точности исполнил наказ Богородицы.

По дороге на Голгофо-Распятский скит. Фото Серафимы Белевич

Имя Второй Голгофы получило буквальное значение в годы богоборческой власти. Здесь распинали неугодных. В Голгофо-Распятском скиту была устроена лагерная «больница»,  ссылку на Голгофу называли ещё «штрафной командировкой»,  и отсюда не возвращались.  На Соловках свирепствовал  тиф, и на Анзер вывозили тифозных больных. Никакой медицинской помощи им не оказывали. Вывозили умирать. Склоны Голгофы покрыты братскими могилами тысяч заключённых. Тела мучеников ссыпали в траншеи и засыпали землей. Здесь, в феврале 1929 года, умер от тифа священномученик Пётр (Зверев), архиепископ Воронежский и Задонский. Один из служащих этого тифозного госпиталя оставил жуткие воспоминания. О них поведала нам экскурсовод Настя. Как тяжело, наверное, ей, молоденькой современной девочке, вновь и вновь, с каждой новой группой, переживать трагедию Соловков. Ведь привыкнуть к этому невозможно:  «Картина, которую я застал по приезде, была ужасна, название Голгофы вполне оправдалось. В тесных помещениях, битком набитых людьми, стоял такой спертый воздух, что само пребывание в нём…  казалось смертельным. Большая часть людей, несмотря на мороз, была совершенно раздета… истощённые люди… скелеты, обтянутые кожей, голыми выбегали, шатаясь, из часовни к проруби, чтобы зачерпнуть воды в банку из-под консервов. Были случаи, когда, наклонившись, они умирали…»

Храм Распятия на Голгофе. Фото Серафимы Белевич

Заходим в возрождённый Храм Распятия Господа нашего Иисуса Христа. Молимся, прикладываемся к иконам, оставляем записки и тихо выходим из Храма. Посвящение Церкви Распятию Господа нашего Иисуса Христа – вообще редко встречаемое, а здесь ещё по наказу Богородицы. Потрясающее место. С вершины горы Голгофы открывается чудесный вид на остров, так резко контрастирующий  с рассказами о творимых здесь злодеяниях. А вот и чудо природы – берёза, выросшая на месте мучений заключённых в виде креста. О ней знают все, но одно дело – увидеть на картинке в журнале или книге, другое – воочию. Увидеть, постоять в тишине, поклониться  мученикам, тихо помолиться об упокоении тысяч и тысяч, чьи имена знает только Господь…

Вечная память. Фото Анны Макаровой

Заканчивается экскурсия по скиту жизнеутверждающе – в Церкви Воскресения Господня у подножия горы. Голгофа и Воскресение. Смерть и жизнь. «Христос воскресе из мертвых, смертию смерть поправ, и сущим во гробех живот даровав». У Господа все живы…

P. S. И в заключение. Огромное спасибо Александру Шеину – нашему старосте Храма и замечательному фотохудожнику за эту необыкновенную поездку. Надо ли объяснять, что без него, без его чудесных фотографий, она бы просто не состоялась. О паломничестве на Соловки большинство из нас мечтали много лет. Но как-то всё не складывалось. И вот в 2017-м всё сложилось самым замечательным образом. Мы ехали не просто в паломничество, а по приглашению монастыря и музея, мы привезли фотовыставку о возрождении православных святынь в Кронштадте, Соловки вновь стали ближе, как и год назад, когда в Кронштадте действовала выставка «Соловки. Голгофа и Воскресение».

Выставка открыта. Фото Анастасии Шеиной.

Александр Шеин к тому же оказался великолепным организатором. Вся поездка прошла, что называется, на одном дыхании. Всё было продумано до мелочей. Была создана группа в ВКонтакте «Паломничество на Соловки», где появлялась вся информация о поездке, шло обсуждение всех интересующих нас вопросов, размещались материалы о монастыре, фотографии. Мы заранее увидели даже фото кораблика, на котором предстоит добираться от Кеми до архипелага (это лишь маленький пример добросовестности и ответственности организатора, его творческого подхода к делу). В нашей паломнической группе царила доброжелательная, спокойная, дружелюбная и радостная атмосфера. И в то же время мы много молились соборно, читали акафисты, дружно посещали практически все службы, исповедовались и причащались; всю поездку не только не ослабевал, но и с каждым днём возрастал молитвенный настрой. На святых соловецких островах молиться действительно хорошо и спокойно.

Саша взял на себя абсолютно все организационные хлопоты: сбор денег, заказ и покупку билетов на поезд и теплоход, заказ автобуса на вокзалы и обратно в Петербурге и в Кеми, ведение всех переговоров, организацию всех поездок на острове, заботу о наших обедах в трапезной монастыря, кстати, кормили нас очень вкусно. В общем, сделал всё, чтобы поездка была не только познавательной, глубоко духовной, душевной, но и комфортной в бытовом плане.

А кроме организации всей поездки, у него ведь было ещё много хлопот по организации фотовыставки в Соловецком музее. Особо нужно отметить прекрасное выступление Саши на открытии экспозиции, он говорил горячо и вдохновенно, и это понятно, ведь он своими фотографиями не только ведёт летопись возрождения православных святынь в Кронштадте и жизни прихода, но и сам активно участвует во всех событиях. Саша, спасибо тебе за всё!

Все участники поездки сердечно благодарны нашему замечательному организатору за чудесное паломничество. Спаси Господи! Фото Александра Шеина

От имени всех участников поездки выражаю также благодарность Оксане Еремеевой за активное участие в организации нашей фотовыставки на Соловках и за помощь в организации поездки, а также куратору выставки – Серафиме Белевич. Спаси Господи!

Анна МАКАРОВА

Святое озеро. Фото Серафимы Белевич

Редакция газеты «Кронштадт Православный» попросила участников поездки поделиться своими впечатлениями. Публикуем некоторые из них.

Зинаида Иванова:

«Какой след в моей душе оставил Соловецкий монастырь? Что открылось нам на Земле, освящённой молитвами отцов преподобных и кровью мучеников? На Земле, святой для каждого христианина.

Побывав на Соловках, мы сердцем прикоснулись и к его истокам, и к не столь далёкому прошлому. Мы преклоняемся перед мужеством и страданиями тех жертв, на долю которых выпали нечеловеческие испытания концентрационного лагеря СЛОН. Тысячи и тысячи человек, неугодных советской власти, сложили свои головы на Секирной горе, за колючей проволокой, и сегодня здесь птицы не поют. Тысячи и тысячи погибли на Голгофе. Сколько же всего было их, мучеников, животы свои положивших, ведает только Бог. Упокой, Господи, поименно невинно убиенных раб Твоих.

Мы прошли по Анзеру, попутно любуясь первозданной природой монашеского острова. И что удивительно – пройдя пешеходной экскурсией по острову без малого 20 километров, никто из нас даже не вспомнил о своих немощах, никто не почувствовал усталости. Здесь всё пропитано святостью.

И я уже не по книгам знакомилась с Великими Угодниками, молитвенниками Земли Русской, её защитниками, отцами преподобными Савватием, Зосимой, Германом, Елеазаром, Иовом, святителем Филиппом, а воочию, потому что они на Соловках живы, они там – повсюду, за всё молятся, всё благословляют. Мы посещали монастырские службы, слушали тихое монашеское пение, вспоминали своих близких. Благодарю Господа за такую ко мне громадную милость. Очень благодарна организаторам этой удивительной поездки».

Ольга Тарасова:

«Гора Секирная… По лестнице спускаюсь.
Пред взором мысленным
Предстали вдруг они –
И палачи, и жертвы. Содрогаясь, гляжу…
Душа полна смятенья и… любви.
Но страх и ужас проникают в сердце
Пред этой злобой нелюдской,
Глумлением над плотью и душой.
Страдальцы, мученики, страстотерпцы!
Потоки крови, слёз несутся вниз…
И вот он, этот страшный миг распятья –
Как дней в году, ступеней на горе.
Они встают из праха и из крови,
Святой Голгофской крови, и идут
Ступенька за ступенькой вверх,
Где муки нет, где ждёт фаворский свет…»

Елена Шорудило:

«Впечатления о поездке на Соловки.

Трудно назвать ту память и те чувства, которые остались от поездки, «впечатлениями». Это был глоток кристально чистого воздуха для меня. И духовно, и физически. Незабываемые церковные службы – размеренные, неторопливые, понятные. И монахи, и миряне пришли помолиться Богу, не мимоходом, чтобы побыстрее служба прошла – и бежать по своим делам, а именно пообщаться с Богом, и потом после службы также продолжить это общение наедине с собой. И эта неторопливость, степенность, размеренность и надёжность во всём на этих островах: такая же суровая, величественная природа, крепкие монастырские стены, добротная утварь, благоразумно, мудро устроено всё внутри монастыря и в ботаническом саду. Как не хватает этого в нашем мире!

Здесь же, как только вышли из вагона поезда, бегом-бегом-бегом. Суета! Всё направлено на недолговечность. И так получается, что духом я там, на Соловках, а здесь пытаюсь бежать, что-то сообразить (ведь работу никто не отменял), но как же это трудно! Преподобные отцы наши Зосима, Савватие и Германе, святителю отче Филиппе, святый праведный отче наш Иоанне, молите Бога о нас! Огромная-огромная благодарность организатору поездки Александру Шеину. Конечно, нам было просто и легко в бытовом плане, мы не думали ни о крове, ни о пище. Всё было прекрасно спланировано, без накладок, без проблем. Отдельно хочу отметить наши экскурсии. Какие хорошие были экскурсоводы, как интересно всё рассказывали. Солнышко нас баловало в это время, мы наслаждались красотой окружающей природы, общением друг с другом, с животными. Сколько восторга было, когда мы проходили на катере мимо отдыхающей на берегу нерпы, когда кормили лисят и лошадей! И всё же, несмотря на всю эту красоту, потрясает горькая и страшная часть истории архипелага. Это тюрьмы, лагерь, штрафные изоляторы, мучения людей. Как это всё несовместимо с окружающей красотой. Смотришь на фотографии, читаешь документы, видишь факты всего произошедшего и… не веришь, что это могло быть. Очень глубоко тронула меня эта поездка, много полезного я почерпнула в ней, о многом она заставила задуматься… И ещё несколько строк. О нашей группе. Какая хорошая команда подобралась. Ведь бывает, люди ругаются в дороге, пытаются «тянуть одеяло на себя». А тут все по-доброму общались друг с другом, спокойно обсуждались планы, все находили общий язык. Хотела бы я остаться жить на Соловках? Нет. Но возвращаться туда время от времени, помолиться о своих родных и близких, о невинно убиенных здесь людях, пройтись по берегу Белого моря, побродить в лесу, пропеть акафист у колодца преподобного Зосимы – ДА! Очень! Благодарю вас: Александра – за организацию, Анну Петровну – за приглашение! Низкий вам поклон! Отдельное спасибо за мою дочь Любашу, она просто расцвела душевно во время поездки».