Царская Семья в Кронштадте

Кронштадт в истории Царской Семьи занимал особое место. Об этом — рассказ старейшего кронштадтского историка и краеведа Лидии Ивановны Токаревой.

Кронштадт стал Кронштадтом при государях из Дома Романовых. Забота об усилении и процветании Коронного города была важнейшей их государственной обязанностью. А при известии об окончании строительства того или иного объекта в Кронштадте, русские императоры шли в Храм, и в ознаменование таких важных для Государства Российского событий обязательно звучали благодарственные молебны. Вершины же своего могущества Кронштадт достиг при последнем российском императоре Николае Александровиче. Именно тогда и стал наш город грозной и неприступной крепостью.

И в семье императора хорошо знали и любили наш город. Охотно посещали его для участия в церемониях по случаю тех или иных торжеств, не говоря уже о ежегодных морских парадах и смотрах.

Большой радостью для кронштадтцев были приезды императора и членов его семьи. Встречать дорогих гостей выходили и стар, и млад. Особенно воодушевляло горожан прибытие императрицы Александры Федоровны. В открытом экипаже, рядом с Августейшим супругом, молодая, поразительно красивая, всегда в белом строгом платье, в лёгкой белой шляпе, она казалась ангелом, сошедшим на землю. Первым ученицам гимназии предоставлялось право поднести Государыне букеты роз.

…Провожая гостей, долго стояли кронштадтцы на берегу, а им с борта императорской яхты обязательно при-ходила радиограмма с благодарностью военнослужащим и жителям «нашею милою родною Кронштадта».

Весь мир хорошо знал портретные изображения императрицы Александры Фёдоровны. Но в жизни она была ещё прекраснее, ещё трепетнее, ещё нежнее. Отвечая на приветствия народа, она вся светилась добротой.

В 1904 году, в год рождения Цесаревича Алексея, появилась в Кронштадте Алексеевская улица (бывшая Галкина, ныне Пролетарская), был здесь и Алексеевский док (Линкоровский).

Очень любил море, флот и Кронштадт Цесаревич Алексей. Всегда носил этот царственный ребёнок морскую форму, которую по всем правилам шили ему на кронштадтской швейной фабрике. Мягкая кожа для обуви, золотая фурнитура специально доставлялись из царских кладовых. А всё остальное было делом рук кронштадтских мастеров и мастериц (некоторых из них мне в юности довелось застать ещё в живых и послушать их рассказы об этих ответственных заданиях, которые выполнялись, кстати, с большой и искренней любовью). Цесаревич Алексей снашивал или вырастал из одной бело-синей шёлковой матроски, и тут же ему шили другую; кронштадтские золотошвеи выделывали золотом надпись на бескозырке «ШТАНДАРТ» — название императорской яхты…

Лидия ТОКАРЕВА