«Дело являет, каков был труд»

Пётр Фёдорович КАРПЕНКОПётр Фёдорович КАРПЕНКО — заведующий музеем «Кронштадтская крепость» с исполнением обязанностей Коменданта Морского собора:
— Самый памятный момент в трудной и долгой эпопее возрождения Морского собора лично для меня — это ночь с 24 на 25 мая 2009 года. В три часа ночи мне позвонила сторож из Собора:
— Трещины!!! Они расползаются! С треском! Храм рушится!

Я прибыл в 3.45. Действительно, на стенах южного и западного фасадов появились новые трещины — от 0,5 до 2-3 см. И я стал бить тревогу. Во все колокола, что называется! Хотя от меня требовали другого — молчания, не усугублять, не поднимать панику. Хорошо помню 1 июня 2009 года. В этот день прибыла комиссия во главе с заместителем министра культуры РФ, и они стали разбираться в причинах образования трещин.

Я всё им показал, объяснил, помню крик души моей, к ним обращенный:
— Я умоляю, не прошу, умоляю, спасите этот уникальный Храм-памятник военным морякам Российского флота.

Посмотрели, сделали выводы. С 4 по 24 июня приступила к работе комиссия по обследованию здания. В результате признали состояние локально-аварийным…

Возрождение Собора, в котором мне довелось участвовать — это самая яркая, самая счастливая страница всей моей жизни. Это просто подарок судьбы. Памятно и дорого всё. И процесс обследования, и тревожное время ожидания и принятия решений, и демонтаж позднее возведенных конструкций, и все ремонтно-восстановительные работы, и воссоздание интерьеров, росписи, восстановление мозаик, витражей, установка иконостаса… Каждый шаг памятен и дорог. Каждый останется в сердце навсегда.

Я все это время был в Храме каждый день, зачастую — сутками. Удивительные люди здесь работали и работают. Когда-то Император Петр Первый, завершая свои труды, говорил: «Дело являет, каков был труд». Морской собор сегодня являет собой такое свидетельство вдохновенного творческого труда многих и многих людей. С какой любовью, с каким исключительно добросовестным отношением, я бы даже сказал, с какой трепетностью всё здесь делалось! Всеми! Начиная от руководителя проекта Орынчука Ивана Кузьмича и заканчивая последним в списке (по алфавиту) рабочим. Не оскудела земля русская на умельцев, на мастеров с золотыми руками. Я помню их всех — по лицам, по именам — строителей, плотников, штукатуров, маляров, лепщиков, мастеров по металлу, художников, мозаичистов, витражистов, позолотчиков, иконописцев… Храм был бережно упрятан в 36 ярусов лесов, покрытых пленкой, стоял, как в коконе, всё это время. Чистота и порядок на объекте всегда идеальные.

Особая искренняя благодарность, конечно, настоятелю Морского собора отцу Святославу. Это человек, знающий свое дело, во всё детально вникающий, за все болеющий, я считаю, что не только Храму — духовной святыне моряков — повезло с настоятелем, но и всему Кронштадту — с таким Батюшкой. Батюшкой с большой буквы. Помню, как 28 декабря 2010 года по рации меня вызывает руководитель проекта и просит зайти в алтарную часть. По прибытии я увидел потрясающее зрелище: за окнами — снег, мороз, пурга, а у нас, в алтарной части (начался как раз монтаж иконостаса), бабочки летают. Около 10 бабочек — хотите верьте, хотите нет — как символы возрождения. Было ощущение прикосновения к чуду…